За три года ЧП в метро стали происходить в два раза реже

За последние две недели в столичном метро произошло пять серьезных сбоев. Например, 21 сентября, не доезжая станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии, сломался состав. А накануне на Серпуховско-Тимирязевской ветке в кабине машиниста одного из составов произошло возгорание. К счастью, ЧП обошлось без пострадавших.

Те же ветки фигурировали и в сводках происшествий за 19 сентября. На «серой» ветке пассажиров высадили после сообщения о бесхозном предмете в поезде на станции «Серпуховская», а на «фиолетовой» движение было прервано из-за подозрения вагона в неисправности — в дальнейшем его отцепили. 14 сентября полчаса не ходили поезда из-за короткого замыкания на Замоскворецкой линии, которое произошло в перегоне между станциями «Павелецкая» и «Автозаводская». Кажется, что оборудование, обеспечивающее работу когда-то самого надежного вида общественного транспорта, безнадежно устарело. У пассажиров же с каждым днем растет все большее недоверие к метро: если раньше они четко знали, сколько времени займет их путь, то теперь, спускаясь в подземку, они опасаются что-либо планировать.

Почему же так часто останавливаются поезда в тоннелях? Ответы на эти вопросы корреспонденты «РГ» постарались узнать у людей, которые видят ситуацию изнутри. Для этого мы приехали в одно из старейших в Москве электродепо «Северное», которое открылось в 1935 году. Оно обслуживает Сокольническую линию — самую первую, появившуюся в столице. «Не буду утверждать, что подземка работает идеально, — рассказал председатель городского комитета профсоюзов работников метро, объединяющего 34 тысячи человек (всего в столичной подземке — 42 тысячи сотрудников) Николай Никольский. — Но и драматизировать не стоит. Вот я в прошлые выходные ехал с дачи. Пришел на станцию, а там объявление, что с 9.00 до 15.00 поезда не ходят по техническим причинам. Сидел под дождем и ждал. Ничего — все тихо и спокойно, никто потом не показывал про это сюжеты по телевидению». Никольский подчеркнул, что прекрасно отдает себе отчет в том, что одно дело — люди вовремя не вернулись с дачи, другое — получасовая задержка составов в «час пик», когда на станциях скапливаются десятки тысяч пассажиров. И тут же приводит неопровержимую статистику : если в 2010-м году в метро было зарегистрировано 2707 повреждений (от сломанной двери вагона и разбитого стекла до поломки состава), то за 8 месяцев этого года — пока 1325.

В 2010 году произошло 46 нарушений безопасности движения (39 по вине самого метрополитена), приведшие к остановке поездов на 30 минут. В этом году таких происшествий 28 (22 по вине метро). По часу в 2010-м поезда стояли 9 раз, в этом — 5. Постепенно улучшается и график движения. «В прошлом году на всех линиях мы его выполнили на 99,984%, в этом — на 99,990, — показывает графики Никольский. — Улучшение на 0,006. Скажете, мизер! Ничего подобного. Моей внучке, чтобы на одну секунду улучшить результаты в плавании, потребовался целый год. Так и здесь».

«Я в метро работаю 23 года, — присоединяется председатель профкома электродепо «Северное» Елена Пахомова. — Уверяю: такого внимания, как сейчас, со стороны властей к метро не было никогда. Многие пишут: вагоны устаревшие. Да какие же они устаревшие? Вот перед нами стоит светло-коричневый. Думаете, древний? Да ему всего пять лет. Он просто стилизован под ретро. Самым старым вагонам, которые ходят под землей, 20 лет. В основном 10 и 15-летки ходят, хотя срок службы вагонов — 50 лет. Я когда начинала работать метро учетчицей кадров, у нас всего-то было два типа составов, а сейчас я даже и не помню, как они все называются. Только запомнишь одни, уже новые приходят на смену». Появляется в составах и новое сложное оборудование, работе на котором и ремонту которого приходится специально обучать. Например, каждый состав оборудован автоматическим регулированием скорости, системами не проезда выходного светофора. Каждый вагон оборудован системой видеонаблюдения. В каждом депо работают техники, которые следят за тем, чтобы соблюдались гарантийные сроки пробега всех комплектующих составов. «Сейчас получаем новейшее оборудование для восстановительных бригад, — рассказывает Елена Пахомова. — Именно они первыми приезжают на место ЧП. Входят в поврежденные вагоны или поднимают их».


«В тоннелях — все плановые ремонты и осмотры проходят точно по графикам, — уверяет Николай Никольский. — Устаревшее оборудование вовремя меняется на новое. Помните, летом между «Библиотекой Ленина» и «Охотным рядом» загорелся силовой кабель? Нас потом опять же долго огульно обвиняли в том, что кабель этот не менялся с  35 года. Ничего подобного! Кабель был заменен в 2007 году, а гарантия ему — 30 лет. Произошло замыкание в муфте, ну это вроде выключателя. Но замыкания происходят и в жилом секторе и не по вине людей».

По планам властей, до 2015 года планируется заменить около тысячи вагонов (всего их сейчас эксплуатируется 4,5 тысячи), а полностью обновить весь подвижной состав — к 2020 году. 340 новых вагонов приобретено в прошлом году, в течение этого года поставят 343 вагона.

Сегодня же начальник службы подвижного состава Александр Вайсбурд рассказал журналистам, что с 2015 года город намерен закупать только концептуально новый подвижной состав. «Он объединит все лучшие мировые достижения, — отметил он. — Будет более удобным и комфортным для пассажиров». Напомнил, что новые вагоны типа «Русич» уже курсируют на Арбатско-Покровской, Филевской и Кольцевой линиях, в прошлом году закончилось оснащение ими Калининской линии. В этом году начали переоборудовать Серпуховско-Тимирязевскую ветку, и к началу 2015 года там будут курсировать только «Русичи».

Поезда на Замоскворецкой линии начнут заменять в 2015 году, а на Таганско-Краснопресненской — в 2016 году. Только новые поезда будут ходить и на новых линиях метро — Кожуховской, Калининско-Солнцевской и Третьем пересадочном контуре.

Добавить в избранное