Верховный суд призывает к примирению

Верховный суд России выяснил, почему дело мира в наших судах пока идет медленно: люди еще не привыкли договариваться по-хорошему, многие слишком разгорячены. Поэтому их приходится долго убеждать решиться на мирный процесс.

Наверное, свою роль играет и финансовый вопрос. Война дело дорогое, но и мир тоже стоит денег. Верховный суд пояснил, что гонорар посреднику-примирителю не является судебными издержками. Однако если человеку за мирные услуги не заплатили, он вправе взыскать зарплату через суд. Вряд ли стоит жалеть средства на то, чтобы вернуть себе друга или помириться с врагом.

В целом высшая судебная инстанция рекомендует людям в мантиях развивать примирительные процедуры. Пока, как показывает практика, посредники по большей части остаются не у дел.

Напомним, в январе 2011 года вступил в силу закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Он придал правовой статус посредникам, помогающим людям решать дело миром. Теперь Верховный суд России провел обзор практики, которая сложилась за полтора года. Главный вывод: в полную силу процедура еще не заработала. Пока еще раскачиваемся, мало миримся, больше — ругаемся.

Однако примеры, когда сторонам удавалось помириться, уже есть. В обзоре упоминается два дела. В первом две несовершеннолетние сестры пытались поделить наследство после смерти отца. В подобных процессах есть что-то ужасное и трагическое: после них люди одной вроде бы крови могут перестать общаться на всю жизнь. Победителей здесь нет, все — проигравшие.

В данном случае девочки при активном участии опекунов начали делить машину и квартиру в Екатеринбурге. В иске опекун одной из сестер потребовал от другой выплатить 55 тысяч рублей, половину стоимости авто.

«По делу было проведено предварительное судебное заседание, в котором судьей сторонам разъяснено право на урегулирование спора путем проведения процедуры медиации», рассказывает обзор Верховного суда. Предложение заинтересовало всех, поэтому была назначена процедура медиации. Мирные переговоры заняли меньше месяца: стороны нашли устраивающее всех решение.

В другом деле люди пытались поделить общую землю. Опять же, выяснилось, что миром решить дело быстрее. В обзоре говорится, что в целом процедуру медиации по следующим категориям дел: защите прав потребителей; жилищным спорам (например, о нечинении препятствий в пользовании жилым помещением; признании утратившим право пользования жилым помещением; реальном разделе жилого дома), семейным спорам. При участии посредников договаривались об определении места жительства ребенка, взыскании алиментов в твердой денежной сумме, разделе имущества, нажитого в период брака и т.д. Есть в послужном списке медиаторов успешные дела о взыскании долга, обязании восстановить межевые знаки, ликвидации разворотной площадки и другое. Правда, общий послужной список все-таки мал.

Кстати, такая же картина наблюдается в арбитражных судах, там тоже медиация пока редкость. Хотя начиналось все красиво: первое мировое соглашение, подготовленное с участием посредников, заключалось в прямом эфире по видеоконференцсвязи. Спорящие стороны находились в разных регионах, за процессом наблюдали журналисты. Дело было практически сразу после вступления нового закона в силу. Однако из той искры пламя медиации пока не разгорелось.

Хотя процесс идет. По данным Верховного суда России, в прошлом году в 27 субъектах Российской Федерации были созданы организации (центры, некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации, общественные организации и т.п.), осуществляющие деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации.

В двух регионах — Нижегородской области и Республике Марий Эл созданы постоянно действующие органы по внесудебному урегулированию споров с участием посредника: коллегии посредников (медиаторов) при торгово-промышленных палатах.

Кроме того, организации, обеспечивающие проведение процедур медиации созданы еще в 25 регионах. Например, в Свердловской области действует пять таких организаций. А в Пермском крае наряду с Ассоциацией медиаторов на территории Прикамья созданы муниципальные службы примирения.

«Вместе с тем обобщение практики показало, что в большинстве судов указанные примирительные процедуры в настоящее время пока не нашли широкого применения, — говорится в обзоре. — Основные причины этого заключаются в следующем: новизна процедуры, высокая степень конфликтности отношений участников спора, отсутствие навыков и традиций по ведению переговоров и т.д. Стороны соглашаются пройти процедуру медиации в исключительных случаях, после того, как судьями в судебных заседаниях затрачивается значительное время на разъяснение сущности процедуры медиации и ее преимуществ». Иными словами, народ еще не подготовлен, на суде приходится долго объяснять сторонам выгоды мирных переговоров. Зато если уж договаривались, то — договаривались. «Случаев неисполнения процессуальных условий, содержащихся в медиативных соглашениях, обобщением практики не выявлено», говорится в документе.

Судами отмечалось, что лица, участвующие в процедуре медиации, не обращались с жалобами на неисполнение или ненадлежащее исполнение медиативного соглашения. «Суды это объясняют тем, что в результате процедуры медиации стороны урегулировали возникший конфликт самостоятельно, выработали приемлемые для них условия медиативного соглашения, что и способствовало его добровольному исполнению, — говорится в документе. — Таким образом, по мнению судов, процедура медиации уменьшила нагрузку на суды, в том числе и на суды вышестоящих инстанций». Так что по большому счету, у медиации хорошие перспективы. Как только народ к ней привыкнет, дело должно пойти.

Добавить в избранное