В тюрьме, как дома Арестанты в местах лишения свободы получат право на прописку

Госдума планирует в ближайшие дни рассмотреть в первом чтении законопроект, вводящий прописку в тюрьмах.

«Мой адрес не дом и не улица», — когда-то пелось в известной песне. Теперь какой-нибудь арестант сможет добавить к ней строчку, взятую прямо с казенного штампа: мой адрес Москва, «Бутырка», камера N13. Мол, пишите. Если законодатели поддержат инициативу, арестантов на зоне будут регистрировать как самых обычных жильцов.

Напомним, в советские годы прописка была культовой вещью. Вряд ли после переименования в регистрацию по прописке можно заказывать поминки.

Лишь арестанты могли задержатся надолго в Москве даже без столичной прописки. «Бутырка» и «Матросская Тишина» давали приют и москвичам, и гостям столицы — по визе прокурора. В наше время на постой в казенные дома определяет только суд. Остальное — почти, как раньше. В арестантской среде слово «прописка» ассоциировалось подчас не со штампом в паспорте, а с опасными испытаниями и проверками, которым иногда подвергали новичков в камере. В будущем регистрацию новички будут проходить не у авторитетов, а, как и положено, у гражданина начальника.

Законопроект внесло в Госдуму правительство страны. Разработало проект министерство юстиции России. Как не раз писала «РГ», ведомство намерено радикально реформировать систему наказаний, внедрив в том числе программы, помогающие бывшим арестантам устроиться на воле. Развиваются и новые виды наказаний. Например, в Уголовном кодексе появились принудительные работы. Осужденные будут трудиться в специальных исправительных центрах. В них, кстати, тоже появится прописка.

Также тюремное ведомство намерено укреплять свои социальные службы, которые помогают арестантам организовать жизнь после освобождения. Такая работа начинается где-то за полгода до освобождения, человеку помогают подыскать место работы и жительства. Социальные службы помогают арестанту оформить паспорт при освобождении, если документа у него по каким-то причинам не было. Например, потерялся.

Для осужденных внедряются и так называемые социальные лифты, когда за хорошее поведение человеку смягчают условия. И наоборот. По замыслу такие подходы станут стимулом, чтобы задуматься о своей жизни. Человек не должен выходить из казенного дома волком без роду, без племени, без прописки.

Правда, некоторые эксперты обращают внимание, что, если штамп тюремной регистрации будут ставить прямо в паспорт, жить на воле человеку будет сложновато. Адрес «Матросская Тишина», камера такая-то» будет верней, чем татуировки, выдавать прошлое человека. Даже если он твердо решил завязать с прошлым, на него все равно будут смотреть косо. Быть может, метить паспорт вовсе и не обязательно? Есть ли вариант, что тюремную регистрацию будут оформлять отдельной справкой, а сама регистрация будет временной?

Надежда есть. Законопроект предлагает считать казенный дом местом пребывания — наряду, скажем, с больницей, гостиницей, туристической базой, съемной квартирой и т.п. Как сказано в законе, регистрация гражданина России по месту пребывания производится без снятия с регистрационного учета по месту жительства. Предусматривается, что регистрация и снятие с регистрационного учета по месту пребывания в гостинице, санатории, пансионате, больнице, другом подобном учреждении производятся по его прибытии и выбытии администрацией соответствующего учреждения. Такой же порядок предлагается распространить и на казенные дома.

Правда, эксперты в ходе обсуждения законопроекта обратили внимание, что предлагаемые изменения не согласуются с другим положением, по которому осуждение человека к лишению свободы влечет снятие его с регистрационного учета по месту жительства. То есть арестант в колонии оказывался человеком как бы без определенного места жительства. Как будет решена эта коллизия, введут временную или постоянную регистрацию в зонах — пока не ясно.

Еще один законопроект, внесенный правительством в Госдуму, предлагает установить исчерпывающий перечень обстоятельств, когда уголовно-исполнительная инспекция дает согласие осужденному к ограничению свободы на уход из дома в определенное время или посещение запрещенных для него мест.

Напомним, ограничение свободы достаточно новый для нас вид наказания. Приговоренного к нему человека оставляют дома, но обкладывают запретами. Допустим, нельзя выходить из дома ночью. Или — категорически противопоказано посещать рестораны. И так далее. Однако в жизни бывают ситуации, когда для осужденного надо сделать исключения. Но до сих пор вопрос, когда делать исключения, когда нет, оставался на усмотрение гражданина начальника. А это уже коррупциогенный фактор. Поэтому правительство предлагает прописать ситуации. Например, осужденному разрешат выйти из дома в неурочный час в случае смерти или тяжелой болезни близкого родственника.

Добавить в избранное