Над зоной боевых действий

Большинство авиакомпаний отказались от транзита через Украину после трагических событий с малазийским «Боингом». Но, покупая билеты, лучше все-таки поинтересуйтесь маршрутом вашего лайнера.

А международным экспертам еще предстоит ответить, почему небезпечне пЄднебесся — опасное небо над Украиной — не было полностью закрыто для полетов гражданской авиации с начала вооруженных действий на юго-востоке страны. Хотя разобраться в причинах этой «заминки» ценой в 295 жизней пассажиров малазийского «Боинга-777-200″ будет непросто: законодательство на этот счет весьма нечетко.

Государственная авиационная служба Украины вроде всех предупредила, что через воздушное пространство юго-востока возможен лишь транзит самолетов, которые летят над 260-м эшелоном (это 7900 метров). Погибший «Боинг», кстати, по первичным данным, был выше.

Вот и компания «Малазийские авиалинии» уверяет, что этот транзитный маршрут не вызывал сомнений, поскольку Международная организация гражданской авиации (ICAO) объявила его безопасным, сообщила пресс-служба авиаторов.

У ICAO свой ответ: организация не имеет полномочий закрывать или открывать маршруты для полетов, разъяснил ее представитель Энтони Филбин.

После катастрофы 17 июля свои заявления сделали Евроконтроль и Росавиация. Европейская организация по безопасности воздушной навигации (Евроконтроль) разместила сообщение: поскольку украинские власти сообщили о закрытии воздушного пространства над востоком , «все планы полетов, которые используют этот маршрут, отклоняются. Воздушное пространство останется закрытым до дальнейшего оповещения».

Федеральное агентство воздушного транспорта (Росавиация) настоятельно рекомендовало (приказать оно не может!) российским авиакомпаниям временно вообще отказаться от украинского неба. И на сайте ведомства появилась информация, что авиаторы начали принимать решения о прекращении украинского транзита.

Вот и получается, последнее слово остается за авиаторами. Компания перед вылетом дает экипажу варианты рекомендованных направлений маршрута, объяснили эксперты, а окончательное решение принимает командир корабля. «Боинг», кстати, шел по своему штатному маршруту. Возможно, говорят эксперты, международную процедуру закрытия неба той или иной страны необходимо пересмотреть. И сделать ее более предметной, с четким закреплением полномочий и обязательств всех, кто причастен к гражданским авиаперевозкам.

Но это — на будущее. Сейчас же большая часть европейских и российских компаний решила не экономить на безопасности и пошла на дополнительные расходы, отказавшись от украинского неба. Самолеты европейских компаний летят транзитом через Турцию и Белоруссию. Большая часть маршрутов россиян прокладывается через Ростовскую область, если перевозчики летят на юг, с дальнейшим выходом в воздушное пространство других сопредельных государств, которые обеспечивают безопасный пролет через свою территорию. Речь идет о той же Турции, а также о Румынии и Болгарии.

При этом авиаторы не намерены (по крайней мере, пока) поднимать цены на билеты из-за увеличения времени полета, затрат на горючее и зарплату экипажу. Сейчас высокий сезон, цены на полеты и так кусаются. Тем временем затраты немалые.

Авиакомпании увеличили время полета примерно на полчаса, отметил в беседе с «РГ» руководитель аналитической службы агентства «АвиаПорт» Олег Пантелеев. Для них это довольно ощутимые траты — лететь в обход. Если взять в расчет самолет на 150 мест, то он на полчаса полета расходует около тонны топлива, его стоимость чуть больше тысячи долларов. Кроме расходов на топливо и оплату труда, не исключено, потребуются затраты на усиление экипажа. Это когда на борту летят сменные пилоты, поскольку рабочее время экипажа составляет более 12 часов. Либо перевозчику нужно будет решать вопрос отдыха для пилотов в аэропорту, прежде чем они уйдут в обратный рейс.

При очень плотном расписании полетов в европейских аэропортах могут возникнуть и сдвиги по расписанию, предупреждает Олег Пантелеев. Особенно большие проблемы появятся для пассажиров стыковочных рейсов. Можно просто не успеть на следующий.

Использовать небо над Черным морем, за которое отвечает Крым, для транзитного полета смогут только авиакомпании из России и Юго-Восточной Азии. И только в том случае, если не летят в Европу. Евроконтроль закрыл свое небо всем, кто идет через Крым. Также и нашим перевозчикам, которые летят в Крым из Калининграда и обратно. Они делают крюк через Москву.

Хотя при решении открыть небо Крыма для полетов, авиакомпании вполне могли сэкономить на времени даже больше, чем пролетая через Украину. Но пока Евроконтроль непреклонен. И европейские компании не смогут использовать небо полуострова для транзита. Не говоря уже про посадку в международном аэропорту Симферополя. А вот юго-восточные перевозчики могут без проблем лететь через Крым из Европы. Наши авиакомпании также выбирают маршрут через Черное море, которое контролируют крымчане, например, возвращаясь из Бургаса.

Понятно, что без украинского транзита нагрузка на диспетчеров Анкары серьезно повышается. Но они с ней справляются, уверяют эксперты. Самолеты летят на разных эшелонах, и нет риска для безопасности их движения. У наших служб аэронавигации ростовского узла нагрузка увеличилась немного. А для тех, кто летит севернее Украины, через Белоруссию, в принципе рисков нет. Там небо не было особо загружено, отмечает Пантелеев. Зато там, где поток увеличился, авиакомпании стали больше перечислять за пролет и за аэронавигационное обслуживание. Кстати, в России большая часть этих сборов идет на обновление аэронавигационного оборудования.

Возвращаясь к трагическому событию, которое стало причиной перекройки рейсов: о причинах крушения смогут рассказать только «черные ящики». На самописцах посекундно фиксируются разговоры экипажа и все параметры работы самолета, отметил председатель комиссии по гражданской авиации общественного совета Ространснадзора Олег Смирнов. По его словам, самолет может развалиться в небе не только от ракеты, но и от дефектов в конструкции. И поэтому объективно исследовать все записи «черных ящиков» крайне важно.

Межгосударственный авиационный комитет (МАК) считает, что в такой сложной ситуации в районе катастрофы необходимо создать под эгидой Международной организации гражданской авиации (ICAO) международную комиссию и передать ей бортовые регистраторы («черные ящики»). Председатель МАК Татьяна Анодина уже направила в ICAO официальное письмо, в котором излагает позицию комитета. Специалисты МАК также готовы оказать профессиональную помощь в расследовании. Эта региональная международная организация в области безопасности полетов и независимого расследования авиационных происшествий имеет большой опыт в расследовании авиационных происшествий более, чем в 70 странах мира.

Пока такая комиссия не создана. Но на сайте ICAO появилось сообщение, что организация направит группу специалистов для оказания помощи украинскому Национальному бюро по расследованию авиационных происшествий и инцидентов с гражданскими воздушными судами. Там же сказано, что Украина официально отвечает за расследование происшествия с рейсом MH17, поскольку является государством места события.

В расследовании, поясняет ICAO, также могут принимать участие государства места регистрации, эксплуатанта, разработчика и изготовителя и имеющие «особый интерес», например, если среди жертв есть его граждане. Тогда страна имеет право назначить эксперта для расследования, который сможет посетить место происшествия и получить доступ к соответствующей информации.

Добавить в избранное