Моя Москва

Чего-то они все тут кричат вокруг, дискутируют, дебатируют даже, интервью дают… Политики, политологи, журналисты — прям разбушевались. Изо всех сил, дыр и репродукторов пытаются мне доказать, что Москва — понятие политическое.

Это, конечно, во всех смыслах — выбор ваш, дорогие мои москвичи. Но для меня Москва — понятие духовное, потому что город этот — моя Родина. И вот, бесконечно слушая бесконечные слова про политическую Москву, я решил подумать, что такое сегодняшняя Москва для меня. Без намека на политику, без произнесения хотя бы одного политического имени. А то все кричат: «Москва! Москва!»… Вот именно: моя Москва — какая она сегодня?

Во-первых, и в главных, она — родная. Несмотря и вопреки. Чего бы тут ни рушили и ни строили, какие бы пробки ни выстраивались и толпы ни высыпали на улицы — этот город мой. Я все думаю: чего мне не хватает в других городах — чудесных, тихих, безопасных, полных всякими иными радостями? А не хватает мне Москвы. Пусть и очень дорогой, но все равно моей столицы. Москва — это то, что в крови, а не в мозгу — то, что не передумать, не переделать и не извлечь.

Москву очень любят ругать. Потому что ругать вообще приятней, да к тому же столица — такой огромный мегаполис, что в нем всегда можно найти проблемы. Хочешь найти проблемы? Проезжай по Москве — что-нибудь да отыщешь.

А я вот тут сидел в открытом кафе в самом центре, ел вкусный луковый суп и ощущал себя в какой-то заграничной стране. Смотрел на людей. Люди были одеты ярко. Было очень много молодых пар, которые производили впечатление не просто гармоничных, а вполне счастливых людей. Я видел довольно много людей, которым было хорошо. И вокруг меня сидели люди, которые не производили впечатления страдающих и выживающих.

Я хожу по улицам Москвы. Я всматриваюсь в лица и не перестаю удивляться обилию молодежи. Я вижу бомжей. Вижу нищих. Вижу попрошаек. Вижу молодых бабушек, радостно толкающих перед собой коляски с внуками, и аккуратных старушек, на лицах которых стоит печать одиночества…

Я — не политолог, не социолог, не политик, я — просто праздношатающийся житель. И как житель, я не читаю тревоги в лицах людей. Я не вижу напряжения: могу ошибаться. Но что я могу поделать, если вижу очень много молодых счастливых лиц с наушниками на явно умных головах. Они слушают не мой город, а свою музыку — и дай бог им счастья. Они растворяются в этой музыке, и на их лицах сияет умиление…

Говорят, Москва не приспособлена для жизни. Я думаю, что она не приспособлена для жизни не москвичей. Тот, у кого в крови растворена Москва, никакой иной жизни отдаться уже не может.

Да и потом появляются всякие удобства, которые мы, разумеется, не замечаем, потому что не наше это любимое дело: удобства замечать.

Бог мой, как ругали платные парковки в центре. Но теперь ясно: удобно ведь — особенно когда можно оплачивать с помощью смс. Мало того что быстро, так еще и на счету остаются деньги, которые ты не использовал. И еще тебе вежливо напоминают: мол, время заканчивается, не изволите ли продлить?

Мы не ценим, что в любое время суток за любые имеющиеся у тебя в наличии деньги в Москве можно перекусить. Хочешь в дешевом кафе, хочешь в недорогом ресторане, хочешь — в дорогом. Дорого? Есть недопустимо дорого, это так. Ну не ходи туда. Купи дешевую, но очень вкусную сосиску в хлебе, сядь на лавочку, запей сосиску яблочным соком через трубочку — плохо тебе жить, неудобно?

Я ни на чем не настаиваю и ни за что не агитирую. Я живу в этом городе долго, очень долго, всю жизнь я в нем живу, и мне становится жить в нем все удобнее и удобнее.

Вас бесят пробки? И меня бесят пробки. И в Париже меня бесят пробки, и в Таллине. И в Питере тоже. Говорят, что народ живет все хуже, но машин становится все больше. Когда я пытаюсь в узкий проход съехать с Третьего кольца, — я бешусь. И когда меня подрезает водитель какого-нибудь «мерса», я с трудом сдерживаю гнев. Но это мой выбор: впускать в свою реальность все это безобразие или сосредоточиться на чем-то другом. Когда в пробке разговариваешь с любимым человеком, пробка раздражает гораздо меньше.

Есть, конечно, вещи, с которыми невозможно справиться. На Рочдельской улице, в самом центре, метрах в семистах от Белого дома, в бывшей Трехгорке несколько раз в неделю в 23 часа начинает работать открытая дискотека.

Еще раз для тех, кто не понял: в то самое время, когда в Москве должна наступать тишина, открывается дискотека, музыка от которой несется над Москвой-рекой, взрывая ночной покой. Устроители дискотеки никак не хотят играть тише или сделать звукоизолирующие щиты, дабы не нарушать покой горожан.

Как такое может быть? Такое грубое нарушение закона в самом центре… Жители окрестных домов боятся бороться с дискотекой — всевластными кажутся люди, которые сумели замутить в центре Москвы такое. И мне не советовали об этом писать. Но я не сдержался.

Хотя я понимаю: Москва моя переварит и это. И не такое переваривала. И будет жить дальше, как город не просто уникальный, но любимый многими. Город, в котором всегда найдется повод для страданий. Но в котором можно жить.

Чтобы жить в Москве, надо любить эту суету, беготню, сутолоку. Если это у тебя в крови, ты понимаешь: ты живешь в своем городе.

А жить в своем городе — это счастье.

Текст: Андрей Максимов.

Добавить в избранное