Конституционный суд вступился за жертв катастроф

В минувшую пятницу Конституционный суд опубликовал на своем сайте два постановления, принятые в закрытом порядке, корректирующие правоприменительную практику по жилью. Первое постановление КС уточняет, что членство в жилищном кооперативе — это не работа, а второе корректирует порядок предоставления жилья жертвам техногенных катастроф.

Кирилл Чумакин из Тольятти и представить себе не мог, что иметь квартиру — это все равно что иметь работу. Поэтому после того, как в ноябре 2011 года закончился его трудовой договор с ОАО «АвтоВАЗ», он через полгода обратился в центр занятости городского округа, чтобы получить статус безработного. Ему отказали, напомнив, что он является членом жилищного накопительного кооператива «Русский Кредит». И сколько бы потом Чумакин ни судился, регистрировать его отказывались, ссылаясь не только на нормы закона о занятости, но и на постановление Конституционного суда, вынесенное в мае 2010 года. Тогда КС указал, что статус учредителя ООО может считаться занятостью. Потом было еще одно решение КС, где судьи уточнили: членство в ТСЖ — это не работа, поскольку не предполагает получения дохода. И хотя, пока дело Чумакина шло по инстанциям, в Думе дорабатывали и к концу года уточнили законодательство о занятости, судьи КС все равно поспешили помочь заявителю. Так что абзац десятый статьи 2 Закона «О занятости населения в РФ» в той мере, в какой он мешает признанию безработными членов жилищного накопительного кооператива как учредителей (участников) некоммерческой организации, был признан не соответствующим Конституции. Как пояснила судья-докладчик по делу Людмила Жаркова, с 11 января 2013 года оспариваемая норма действует в новой редакции. Так что если читатель «РГ» является членом ЖК, ЖСК или дачного кооператива, то есть некоммерческих организаций, которые не предполагают получения дохода для учредителей или участников, — волноваться больше не нужно, ведь право на учет в центре занятости у вас теперь есть.

Также КС вновь разбирался с проблемой получения жилья россиянами, пострадавшими от техногенных катастроф. Заявителями выступили: Евгений Степанцов из Вологды, куда он переехал с семьей из зоны поражения после Чернобыльской аварии, и Челябинский облсуд, рассматривавший дело семьи Нестеровых из деревни Муслюмово, подвергшейся заражению в результате аварии на комбинате «Маяк» в 1957 году (радиоактивные отходы тогда были сброшены в реку Теча). Социальные гарантии для семей Степанцова и Нестеровых были одинаковы, но, к сожалению, обеим семьям было отказано в постановке на учет как нуждающимся в улучшении жилищных условий. Напомним, что тем гражданам, кто добровольно уехал из зоны отчуждения и встал на учет до 1 января 2005 года, законом было гарантировано право на получение жилья (сейчас — через жилищные сертификаты), а тем, кто встал на учет после этой даты, приходится получать жилье по договору соцнайма на общих основаниях.

Судья КС Людмила Жаркова напоминает, что КС рассматривал дело о гарантиях соцзащиты еще в ноябре 2009 года. Тогда, как и сейчас, заявителям отказывали, напоминая, что они не подали заявления до 1 января 2005 года.

- КС также признал не соответствующими Конституции оспариваемые положения Закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в той мере, в какой они не гарантируют конституционные права заявителей, — сообщила Жаркова. — Таким образом, во исполнение решения КС законодателю необходимо вновь обратиться к вопросу установления надлежащих гарантий, направленных на однократное предоставление жилых помещений всем относящимся к указанным категориям гражданам, создание необходимых, в том числе финансовых, условий для этого, что возможно и путем внесения дополнений в ФЦП «Жилище».

Добавить в избранное