Конституционный суд определил правила проведения митингов

Вчера в Конституционном суде четыре часа подряд оглашали постановление, которого с таким нетерпением ждали все те, кому нравится в любую погоду ходить митинговать.

Это третье и последнее «политическое» дело в Конституционном суде, появившееся благодаря запросу 102 депутатов Госдумы и жалобе Эдуарда Лимонова. Однако решения пришлось ждать больше двух месяцев, и только сегодня стало ясно, почему. Даже выделив десять базовых позиций, судьям КС пришлось оценивать более двадцати норм в федеральном законе «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях» и федеральный закон  «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествия и пикетированиях», а потом еще высказаться по поводу порядка его принятия Госдумой. Напомним, что закон этот появился в июле прошлого года и оппозицией рассматривался как явно нарушающий конституционное право на свободу собраний.

По целому ряду позиций сами нормы были признаны не противоречащими Конституции, хотя им было дано подробное истолкование. Но для заявителей, конечно, более важны были те пункты решения, где оспариваемые нормы признавались несоответствующими Конституции. Например, судьи КС сочли чрезмерным возлагать на организатора публичной акции ответственность за вред, причиненный участникам мероприятий, если его вины в том не было. «Это, безусловно, положительный момент, — подчеркивает секретарь ЦК КПРФ Вадим Соловьев, участвовавший в процессе со стороны заявителей, — потому что в митингах участвуют десятки, сотни тысяч людей, могут прийти посторонние лица или даже провокаторы, и организатор не может нести за них ответственность».

Особенно болезненным для партий в оспариваемом законе было повышение штрафов за совершение административных правонарушений в ходе акций: для граждан — от десяти тысяч до трехсот тысяч рублей, а для должностных лиц — от пятидесяти тысяч до шестисот тысяч рублей. КС потребовал от федерального законодателя внести изменение в правовое регулирование минимальных размеров штрафов, а до тех пор судам можно снижать штраф «ниже низшего предела». Правда, Соловьев сожалеет, что КС «не ограничил максимальный размер штрафа, это чересчур при наших зарплатах, ведь если оштрафовать активиста на 300 тысяч рублей, то даже если вся областная партийная организация сбросится, то едва-едва найдет эти деньги».

Постановление по данному «политическому» делу оглашали четыре часа подряд

Еще одной приятной новостью для оппозиционеров стала позиция судей КС о месте проведения митингов. Норма, позволявшая губернатору или мэру определять единые места для проведения публичных мероприятий, была признана несоответствующей Конституции. Теперь Думе и тут придется себя поправить, а до тех пор власти в каждом субъекте федерации должны «исходить из необходимости наличия таких мест как минимум в каждом городском округе и муниципальном районе». «У нас были жалобы о запрете на проведение митингов от наших товарищей из Татарстана, Дагестана, из Ростовской области, а в Твери нам даже запрещали проведение демонстрации 7 ноября», — напомнил Соловьев.

Также КС конкретизировал возможность приговора к обязательным работам за нарушения общественного порядка на публичных акциях: если нарушитель причинил вред здоровью других граждан или нанес ущерб имуществу, то желание наказать его работой Конституции не противоречит, а вот за нарушения формального порядка проведения мероприятия (опять же привет провокаторам) наказать обязательными работами — это уже слишком. И пока законодатель не скорректирует норму, применяться она должна в строгом соответствии с конституционно-правовым смыслом постановления.

Радоваться следует и Эдуарду Лимонову, хотя идею отказывать в праве стать организатором митинга тем, кто был осужден за административное правонарушение, судьи КС и поддержали, но писатель был наказан до вступления нового закона в силу, и его дело подлежит пересмотру.

Теперь оппозиция намерена потребовать от Госдумы скорейшего выполнения постановления КС. «Мы исчерпали все возможности защиты, — размышляет Вадим Соловьев, — поэтому только если будут нарушены права конкретного гражданина, тогда только и можно будет до Страсбурга дойти».

Добавить в избранное